1. Главная
  2. Лайфхаки
  3. Охотники за сокровищами: кто такие археологи-волонтёры

Охотники за сокровищами: кто такие археологи-волонтёры

Если внутри вы немного Индиана Джонс и всегда мечтали найти сундук с сокровищами, то не всё потеряно. Внести свой вклад в историю можно, присоединившись к команде археологов-волонтёров. О том, что это за люди, в новой рубрике «Профессии» рассказывает редактор проекта «Волонтёром в экспедицию» Александр Кольский. Поехали!

Археологи-волонтеры: кто это

Археология исследует следы прошлых культур, которые погребены в песках времени и в реальном грунте. Чтобы добыть их, этот самый грунт надо убрать. То есть копать и уносить подальше от раскопа. Эта тяжёлая работа падает в основном на плечи мужчин-волонтёров. Копать, наполнять землёй носилки или тачки и так далее. Работа, не требующая высокой квалификации, но и в ней есть определённые правила.

Для девушек работа тоже есть, для них желательно уметь рисовать — зарисовывать и обрабатывать находки, составлять план раскопа, вести дневниковые записи и, конечно же, готовить. Привыкнуть к быту полевого лагеря для девушек, не занимавшихся раньше активным туризмом, — это самое сложное.

В некоторых районах большие трудности в первое время предоставляют комары и мошка.

Как спланировать экспедицию

По опыту многих экспедиций и походов, первые пять-семь дней человек адаптируется к новым для него условиям, отключается от городских ритмов и груза повседневных проблем. Все это время он воспринимает происходящее как бы через фильтры повседневной жизни. То есть примерно так же, как мы воспринимаем экскурсию по музею.

К началу второй недели повседневностью начинает становиться экспедиционная жизнь, и человек включается в неё полностью, начинает вникать и понимать. Поэтому я рекомендую ехать на срок от двух недель, лучше на месяц. Руководитель экспедиции больше всего заинтересован в тех, кто приезжает на весь сезон и, может быть, приедет на следующий.

Теперь о подготовке к поездке. Лучше сделать прививку от столбняка, если предыдущая уже утратила срок действия и убедиться, что у вас есть действующая медицинская страховка.

Вероятность серьёзного заболевания в экспедиции не выше, чем в обычных условиях, возможно, даже ниже, так как необычные условия стимулируют иммунитет. Если вы часто болеете, то наверняка уже знаете, как вести себя с вашей болезнью, какие лекарства принимать. Возьмите их с собой. Поинтересуйтесь адресами и телефонами ближайших больниц и поликлиник. Возможно, стоит дополнительно застраховаться от несчастных случаев, указав, что вы собираетесь в экспедицию.

Имеет смысл предварительно почитать отзывы других волонтёров, узнать об особенностях места раскопок, климате, наличии змей и насекомых, близости к населенным пунктам, возможностям досуга в свободное время, наличии мобильной связи в этом районе.

Также стоит узнать имя, фамилию руководителя и поискать его статьи и книги в интернете, вообще почитать об истории места раскопок, особенно исследуемого периода. Без этого вполне можно обойтись, но вам же будет интереснее.

Что искать?

Найти во время экспедиции можно всё что угодно — монеты, украшения, фрагменты стеклянных и керамических бус, керамическую посуду, осколки керамики, амфоры и горшки, пряжки, бронзовые вещи, наконечники копий, ядра (каменные или чугунные), фрагменты скелета. Мы находили практически одну керамику — в осколках и целую, несколько каменных ядер, наконечники стрел.

26 августа. Суббота. Ближе к ночи, вчера, приехал О.Леонид. Привез продукты и пару бойких пионеров. Утром раскоп после недолгого раскачивания заметно оживился. Не обошлось без небольшой дискуссии по поводу установки транспортёров, которые с восклицаниями были поставлены сразу два, в одну цепочку. Поднимать и переваливать грунт через борт грузовика вёдрами со дна траншей выборок (с глубины более шести метров) бессмысленно, так как заметно бьёт по производительности и скорости работы. Но мощный артезианский народ, испытывающий с утра и в конце работы ненависть к транспортёрам, игнорирует эти мелочи. Главное удовольствие: прыжки с вёдрами по уступам раскопа частично убрано. Отсюда, острые обмены мнениями. Сравнительно тепло. Небольшой ветер с северо-востока. О. Леонид помог студентам и волонтёрам до 11.00 своими силами и пионерами, после они работали самостоятельно. После трёх дней мучений удалось зачистить основание башни под полуподвалом 5. Жертвенный сток в ботрос разобран. Восемь известняковых коньковых калиптеров во вторичном использовании служили его ложем. Единственная, приятная во всех отношениях дама, переходит на чертёжные работы. Жизнь бросает её на самые ответственные перед артезианской Родиной участки. Шеф-повар Андрей колдует на кухне. Разбаловал экспедиционников до такой степени, что С.И. утром даже не смог выйти из «кунга». Такого ещё не было. Гедонизм торжествует. Это вредоносное поветрие занесло, наверное, из «Тур-де-Крыма». #ААЭ2017 #НАРАСКОП

Публикация от Археологическая экспедиция (@artezian_archaeology)

А сколько это стоит?

Когда активно ездил я, участие в экспедиции было бесплатным. Сейчас все гораздо сложнее. Многие экспедиции сталкиваются с трудностями финансирования. Во многих экспедициях стали брать деньги с волонтёров за участие. Особенно часто это происходит на наиболее популярных с точки зрения туризма направлениях — стоимость одного дня пребывания в лагере с питанием стоит около 500 рублей, деньги идут на обустройство лагеря, топливо, снаряжение и закупку питания. Сумма может разниться — в зависимости от степени опыта участника. Размещение в таких лагерях в большинстве случаев довольно комфортное. Многие приезжают даже с детьми. Как правило, время участия в собственно экспедиционных работах относительно небольшое, около четырёх-пяти часов.

Практика показывает, что наличие 10−15 волонтёров на весь сезон с подобной оплатой позволяет обеспечить работу экспедиции даже при нулевом финансировании из других источников — то есть подобная практика, это, так сказать, особая разновидность краудфандинга.

Впрочем, предложения с бесплатным участием ещё можно найти. Например, в 2016 году бесплатным было участие в раскопках в Херсонесе (Крым), Костенковской археологической экспедиции, экспедиции в Дигории (Северная Осетия) и ещё в ряде других. Часто условия труда более жёсткие — шести-восьмичасовой рабочий день на раскопе.

Есть международные организации, которые устраивают археологические волонтёрские лагеря, в большинстве случаев какую-то сумму берёт сама организация за свои услуги. К ним относятся обеспечение участников визой, переговоры по устройству в конкретный лагерь. Участие в самой программе может быть платным или бесплатным.

А какие бывают экспедиции?

Первые — это экспедиции, которые проходят в городской черте, обычно они связаны со строительством новых объектов. И если земля под застройку представляет археологический интерес, то застройщик должен организовать раскопки и финансировать их. Если вы принимаете участие в такой экспедиции, вы можете даже не жить в лагере, а снимать жильё где-то неподалёку, наслаждаясь и благами цивилизации, и участием в раскопках. Да и сам лагерь часто неплохо благоустроен. Это хороший вариант для совершенно непривычного для полевой жизни человека.

Второй тип — экспедиции вблизи посёлков, где есть баня и прочие удобства, но до них уже нужно добираться некоторое время. Весной и осенью археологи живут в клубах, школах, старых общежитиях.

Третья категория — полностью полевые условия, где участники обеспечивают себя удобствами самостоятельно.

Четвёртая — коммерческие археологические туры и зарубежные экспедиции. Здесь суть в том, что есть сторонняя организация, которая обеспечивает вам более-менее комфортное размещение (это нужно уточнять у организаторов) и участие в раскопках.

Что взять с собой

С точки зрения снаряжения, обычно список необходимой одежды и другого оборудования, необходимого лично вам в экспедиции, есть на сайте или в группе экспедиции в соцсетях. Там же обычно есть список необходимых справок, прививок и страховок.

Брать нужно:

— рабочую одежду. Удобную и которую не жалко испортить. Смену белья тоже не забудьте;

— обувь для работы и тапочки для отдыха;

— посуду. Ложка, кружка, миска и бутылка для воды. Искать, из чего поесть, допустим, перловку, в чистом поле непросто;

— средство от комаров. Загрызут! Ну или просто будут очень назойливо мешать работать;

— солнцезащитный крем. Солнечные ожоги — дело серьёзное. А работая под прямыми лучами получить их проще простого;

— головной убор для работы на раскопе. Иначе можно получить тепловой удар;

— коврик и спальник. Но они нужны далеко не во всех экспедициях, уточните у организаторов заранее.

А тушёнку брать?

Волонтёров кормят на месте — тушёнку лучше не брать. Тем более в жару это не самая лучшая еда.

О раскопках в популярных местах

Когда копали в Крыму, туристы нам особо не мешали. На мой взгляд, если раскоп находится в месте, где туристы идут сплошным потоком, это может представлять трудность. Начинают отвлекать расспросами. Поначалу это нравится, но потом откровенно надоедает, тем более что вопросы, как правило, одни и те же, а ответы на них уже висят на щите рядом с раскопом. Хуже, если народ топает по краю раскопа и норовит обвалить его стенки. Это, во-первых, небезопасно для копающих. Во-вторых, по стене раскопа можно проследить расположение культурных слоев, поэтому волонтёров учат зачищать бруствер (земляную насыпь на наружной стороне окопа — прим. ред.) почти до зеркального блеска. Раскопки в туристическом месте требуют дополнительной организационных мер — ограждения, выделения специально обученного человека для общения с туристами.

Турист и доброволец-археолог: в чём разница

Турист туристу рознь. Рассматривать в качестве кандидата человека, который путешествует по миру, останавливаясь в отелях, где живет по принципу «всё включено», будет трудно. Этот опыт вам вряд ли пригодится, если он не включает знания языков и умения общаться с представителями другой культуры. Поскольку в археологическую экспедицию можно поехать и за границу, такие предложения тоже есть.

Если же под туристом мы понимаем человека, который самостоятельно путешествует по миру с рюкзаком за плечами, имеет опыт передвижения автостопом, умеет жить в палатке без особых благ цивилизации и хорошо ладить с другими людьми, такому человеку будет легче. Но тут следует учесть, любой руководитель экспедиции заинтересован, прежде всего, в тех людях, которые будут приезжать к нему постоянно. Если вы собираетесь приехать на недельку, чтобы поднабраться впечатлений и мысленно присвоить себе статус археолога, вас не будут воспринимать всерьёз.

Как смириться с бытовыми лишениями

Миллионы людей путешествуют по миру, живут в палатках, принимают участие в разнообразных экспедициях. Когда-то их тоже заботило отсутствие горячей воды и невозможность ежедневного мытья головы. Но как-то они с этим научились жить. Если у вас горят глаза и улыбка на лице, беспорядок вашей причёски не имеет никакого значения. Тем более что для мытья головы в полевых условиях нужно не так уж много. Так что попробовать всегда стоит, возможно, этот эксперимент откроет новую страницу в вашей жизни.

Из личного опыта

В первую археологическую экспедицию я попал случайно. Знакомая пригласила меня, она как раз была студенткой художественно-промышленного института и собиралась ехать в Крым на раскопки крепости первого века недалеко от посёлка Весёлое (в десяти километрах от Судака — прим. ред.). Историей я в то время особо не интересовался, об археологии знал из приключенческих книг, и привлекла меня больше всего как раз романтическая составляющая экспедиционной жизни. С этой позиции ехать интереснее туда, где есть много находок, хорошая команда, возможности для интересного досуга и красивое место. С находками нам в том году не повезло, раскопки только начинались.

К слову, раскопки больших объектов ведутся иногда десятилетиями, и не каждый сезон радует интересными экземплярами. Зато досуг меня вполне устраивал — в свободное время (а копать мы должны были три часа утром и два вечером, так что свободного времени было много) мы с приятелем гуляли вдоль побережья заповедника Новый Свет его прекрасными пейзажами, а вечером ходили на дискотеку в ближайший дом отдыха.

Более яркое воспоминание у меня оставила вторая моя экспедиция, в Патрейском отряде Таманской экспедиции. Руководил раскопом талантливый археолог и замечательный человек Андрей Абрамов, который сам прошел путь от волонтёра до руководителя экспедиции. В эту экспедицию я тоже попал случайно, отправившись в автостопное путешествие по Кавказу, случайно узнал от водителя, что где-то в районе Таманского залива работают археологи, и решил их разыскать. Меня приняли в экспедицию. Руководитель умел создать в лагере очень тёплую и дружескую атмосферу и старался передать волонтёрам всё то, что знал и умел сам. Но и этот раскоп тогда нас не баловал находками. Лагерь стоял в степи, довольно далеко от населённых пунктов, жара была страшная, а еще вдруг появилась мошка — спасением было море. Таманский залив мелководный, очень тёплый, а на его дне скрывается не меньше археологических объектов, чем на суше, и я, вооружившись ластами и маской, по многу часов проводил, исследуя его дно. Ну, а потом к экспедиции присоединились аквалангисты — и находки пошли одна за другой, ребята подняли больше десятка амфор, многие из них были целыми, а внутри одной из амфор мы даже нашли конский череп, по-видимому, она имела какое-то ритуальное значение.